ListenSeeDo - Разработка сайтов, лендинг-страниц, интернет-магазинов!
Русь Триединая - КАК ИВАН ГРОЗНЫЙ ЗЕМЛИ СЛОБОЖАНЩИНЫ ОСВАИВАЛ
Поиск

maxresdefault.jpgВ последнее время по ряду причин установилось общее мнение, что территория, на которой расположилась Слободская Украйна, к середине XVІІ ст. оставалась незаселенной, была дикой и не имела постоянных жителей, а тому она никому не принадлежала, но на самом деле планомерное освоение этих земель началось столетием ранее.

ОПИСАНИЕ ДИКОГО ПОЛЯ
После распада Золотой Орды в конце XIII века в наших краях наступил период полного опустошения, и исчезновения населения вплоть до начала XVI века.
Конечно, и задолго до этого в наших краях появлялись системы укрепленных и неукрепленных поселений (в основном в скифский период). Нас же интересуют более близкие к нашим временам средневековые гнезда человеческой цивилизации -- возможные прообразы современных городов.


В этот период территория не была подконтрольна и управляема ни одним из государств.
Отдельные самостоятельные ханства: Казанское, Крымское, Большая Орда, Ногайская Орда погрязли в междоусобице.
Постоянные войны и столкновения между отдельными татарскими ордами и частые опустошительные их набеги на степное население сделали в ХVІ веке невозможным последующее проживание людей на этой территории. То же незначительное население, которое здесь осталось, вынужденно было прятать свои поселения по лесам и буеракам, подальше от татарских глаз и дорог. Любой человек в этих местах становился предметом охоты.
И огромная, почти незаселенная, территория от Волги к низовью Днепра и от верховья Северского Донца к Черному и Азовскому морям получила название «Дикое поле».
Путешествующие по этим местам отмечали: "Бысть же сие путное шествие печално й унылливо, бяше бо видети тамо ничто же: ни града, ни села; аще бо быша древле грады красны и нарочиты зело видением места, точию пусто же все и не населено нигде бо видети человека, точию пустыни велия и зверей множество...".
Территория Поля была обширна. Но в дальнейшем эта область стала заметно сокращаться. И если в середине XV века крайним русским городом, вплотную примыкавшим к Полю, была Тула, то уже к концу столетия границы российского государства отодвинулись далеко на юг, в район Донецко-Оскольского междуречья. С этого времени начинается интенсивное освоение и заселение некогда заброшенных и запустевших земель, окончившееся закреплением их за русским государством.
Оборона южных окраин от татар — это повседневная будничная работа, тянувшаяся из десятилетия в десятилетие, из поколения в поколение, менее эффектная, чем завоевание Казани, но, может быть, еще более важная для развития русского военно-административного управления.

 

ПРЕДПОСЫЛКИ ОРГАНИЗАЦИИ СТОРОЖЕВОЙ СЛУЖБЫ553px-RussoE28093Lithuanian_Wars-1500_campaign-rus_svg.png
Ослабление и распад когда-то могучей Золотой Орды шли параллельно с усилением Московского княжества, Большого княжества Литовского и Крымского ханства, между которыми развернулась острая борьба за владение землями Дикого поля, которые когда-то принадлежали Киевской Руси.
Сначала инициатива принадлежала Большому княжеству Литовскому, куда входило большинство территории Украины. Но с конца XVI ст. Литва значительно уменьшает свою активность в Диком поле. Значительно активизируются усилия крымских татар и турков по овладению Диким полем.
После победы русских в 1480 году на Угре и окончательного освобождения от монголо-татарского ига молодое Московское государство начинает активные действия по укреплению своих южных границ и освоению Дикого поля.
В XIV веке, по сути было две Руси: Русь Литовская и Русь Московская, но попытки окатоличить Литовскую Русь привели к тому, что многие русские князья отказались от вассальной зависимости от Литвы и вместе с землями перешли на службу московскому государю.
В результате в 1503 году было заключено перемирие между Иваном III и великим князем Литовским, признавшим за Иваном права на владения Черниговом, Брянском, Путивлем, Гомелем и большей частью смоленских и витебских земель.
Что тоже заметно ослабило влияние Литвы на освоение территории дикого поля.
Весной-летом 1556 г. царем Иваном Грозным был организован поход русского отряда под командованием М.И. Ржевского (дьяка) в крымско-турецкие владения для отвлечения сил крымского хана Девлет-Гирея, готовившего новый набег на Москву. Одновременно царь осуществил и поход против Астраханского ханства. Ржевский благополучно вернулся в Россию с большой добычей. Это было первое появление московского войска на нижнем Днепре. Оно произвело сильное впечатление на запорожское казачество, которое отныне увидело в русском царе могущественного и реального союзника в борьбе против крымско-турецкой агрессии.
После этого в Дикое поле ссылаются отряды стрелков и детей боярских, которые вели разведку в степи.
Исследователь Е.П.Савельев упоминает факт погрома казачьих городков на Донце степняками в 1569 году, что подтверждает, -- Донец к тому времени уже являлся владениями донских казаков.
И тем не менее, с конца 1540 г. начинаются блестящие успехи Москвы в борьбе с татарскими ханствами
Дмитрий Вишневецкий в течение ряда лет числится на московской службе, благодаря чему на острове Хортице в эту пору сидят люди «царским именем», а в отряде Вишневецкого находятся путивльцы.
Девлет-Гирей терпит одну за другой неудачи в предпринятых им попытках больших набегов в 1552, 1555 и в 1559 гг.

ОРГАНИЗАЦИЯ СТОРОЖЕВОЙ СЛУЖБЫ
1476640222135168881.jpgУсложнение задач охраны южных рубежей государства, увеличение численности привлекаемых для этого войск потребовало более четкой регламентации всей сторожевой и станичной службы. Первым шагом в этом направлении явилось учреждение должности главного начальника над данной службой. 21 января 1571 г. Иван Грозный приказал «боярину своему, князю Михаилу Ивановичу Воротынскому, ведати станицы и сторожи и всякие свои государевы полские службы».
Для непосредственной организации сторожевой и станичной службы в помощь ему были назначены М. Тюфякин и М. Ржевский (на крымском направлении), а также Ю. Булгаков и Б. Хохлов (на ногайском направлении).
Сторожевая и станичная служба отнюдь не была Воротынским организована впервые или сызнова: она лишь получает в этот момент развитие и более точную регламентацию.
Воротынский начал с того, что велел «доискатись станичных прежних списков и созвал в Москву станичных голов, их товарищей, станичников, и сторожей, «которые ездят... в станицах на поле к разным урочищам и которые преж сего езживали лет за десять и за пятнадцать».
Вызваны были и старые, и увечные, лишь бы это были люди, которые «наперед того в станицах и на сторожи езживали». Воротынский особо интересовался теми станичниками и сторожами, которые «в полону были, а ныне из полону вышли». Словом, созваны были все те, чей опыт и наблюдения могли пригодиться для наиболее рациональной реорганизации системы.
В результате проведенной ими и некоторыми другими дьяками Разрядного приказа большой подготовительной работы служба по охране «государевых украин» в короткое время получила несколько руководящих документов, принимавшихся в виде приговоров московских бояр и утверждавшихся царем.
Первым из них был принятый боярами 16 февраля 1571 г. «Приговор о станичной и сторожевой службе», законодательно определивший цели, задачи и организационную структуру сторожевой и станичной службы, принципы и способы ее несения, права и обязанности должностных лиц. Следующий приговор бояр положив начало переходу от службы по найму к постоянной государственной службе служилых людей. Приговор от 27 февраля 1571 г. «О назначении мест, где стоять головам в поле» ввел в штат сторожевой и станичной службы четыре новые руководящие должности –- головы в поле и более 430 должностей станичников. За три сезонные смены станичную службу дополнительно стали нести 12 голов в поле и более 1350 станичников из детей боярских и казаков, взявших под наблюдение все пространство степи и Северского Донца. Помимо задачи охраны границы, перед ними ставилась задача ее защиты от вторжения незначительных сил кочевников.
Приговор Боярской думы от 6 марта 1571 г. «О выплате жалованья и возмещении убытков за сторожевую, станичную и полевую службу» подтвердил обязательства государства выплачивать сторожам и станичникам за добросовестную службу жалование, более высокое, чем стрельцам и городовым детям боярским и казакам, а также возмещать убытки, понесенные ими при несении службы. Благодаря этим документам сторожевая и станичная служба достаточно быстро окрепла и сыграла немаловажную роль в обеспечении безопасности южных рубежей Руси.
Как следствие этого в 1572 в нескольких тяжелых сражениях под Серпуховом и Молодями Воротынский перехватил и разбил войско крымского хана Девлет-Гирея.

1431887775_bitva-pri-molodjah-780x374.jpg

Сторожевая и станичная служба находилась в ведении Разрядного приказа. На местах за ее организацию отвечали воеводы (наместники) русских городов «первой линии». Все обязанности по непосредственной организации службы сторож и станиц, их подготовке, представлению для проверки воеводе и направлению в сторону кочевий исполняли находившиеся в подчинении воевод стоялые головы. Воеводы и стоялые головы осуществляли контроль за исправностью несения службы сторожами и станицами, периодически объезжая порученные им «государевы украины».

С весны 1577 г. на основании боярского Приговора ближайший надзор за исправным несением службы сторожами стали осуществлять специально введенные «осадные головы». Места, направления и порядок несения службы, количество выделяемых для этого сил определялись соответствующими грамотами, которые ежемесячно поступали к воеводам из Разрядного приказа. В сторожевой и станичной службе сложилась строгая система отчетности. «Росписи» станиц и сторож, а также все изменения в них по отправлению людей на службу воевода немедленно отсылал в Разрядный приказ. Ежегодно он направлял в Москву подробные отчеты о службе сторож и станиц за истекший год, где показывались все приезды на службу, указывалось, кто, сколько дней был в дороге и на какой срок явился в назначенное ему место, а также кто и когда его сменил.
Станицы и сторожи обычно представляли собой небольшие группы всадников из казаков и боярских детей. Станицы -- конные отряды в 60 – 100 человек, которые высылались далеко в степь, несли дозорную службу и оперативно сообщали о передвижении татарских войск.
Сторожи (стражи) -- конные отряды в 4 – 10 человек, которые высылались во все стороны на небольшой территории и несли дозорную службу 3 – 4 месяца. Сторожи – это и наблюдательные пункты (пикеты, караул).
К 1571 году таких сторож и станиц было семьдесят три и входили они в двенадцать оборонительных линий от реки Суры до Северского Донца. Сторожевые пункты стояли друг от друга на расстоянии около одного дня пути, чаще полудня, чтобы сообщение между ними было более оперативным.
При обнаружении противника от станиц и сторож к воеводам в ближайшие города, а также к соседним станицам и сторожам отправлялись гонцы с докладами. Остальные сторожа или станичники, заехав в тыл врага, по сакмам и станам скрытно вели его разведку. Через каждые два–три дня к воеводе направлялся очередной гонец с собранными сведениями. Широко разветвленная система станиц и сторож, их глубокое эшелонирование, пересечение маршрутов движения станиц и разъездов сторож, сочетание подвижных и неподвижных форм ведения разведки и наблюдения позволили создать в Русском государстве эффективную систему охраны его южных и юго-восточных рубежей.
В результате в течение последних двух десятилетий не только удавалось предотвращать татарские набеги внутрь страны, но и началось быстрое освоение значительных пространств «дикого поля», и появилась целая серия городов в бассейне Донца и Дона.
Русские воеводы стали активно использовать казаков для несения сторожевой и станичной службы, так как постоянная угроза со стороны орды требовала создания оборонительных линий на границах. Эти линии создавались на опасных направлениях рубежей России и состояли из цепей острогов, острожек, обнесенных частоколом или тыном со рвами да лесными засеками.
С 1586 г. на сторожевую службу начали активно вступать черкасы. За службу они также, как и другие служивые люди Московии, получали поместье и жалование.
В октябре 1558 г. отряд казаков под руководством Ю. Булгакова разбил крымских татар, в феврале 1559 г. второй отряд запорожских казаков и русских войск во главе с князем Вишневецким нанес новое поражение татарам. Отряд казаков Михаила Черкашенина разбил татар на С. Донце.
В конце XVI века станицы на Северском Донце укреплялись в районе впадения реки Айдар в Донец, где была отмечена активность татар, о чем писал путивльский воевода в 1591 году: «татары ходят во многих местах, погромлены сторожи в устье Айдара». Стычки с татарами на реке Айдар были и ранее. Так «Степная книга» сообщает, что в 1550 году Крымский Хан послал татар своих на Русь, но на Айдаре их побили, 20 человек взяли в плен и отправили в Москву к Государю. Днепровские казаки и «черкасы» совместно с донцами стояли на охране русских рубежей на Северском Донце. В частности, упоминается запорожский атаман Матвей, стоявший на Донце с шестьсот двадцатью казаками. Об этом пишет боярин Афанасий Зиновьев, который проверял на Донце станичную службу и нашел запорожцев: «что черкасы служат государю верную службу». Но отметил, что на Донце они терпели большую нужду и голод: «едят траву, но царь послал им подарки – запасы муки, толокно и деньги».
В 70-х годах XVI века по левому берегу реки Северский Донец существовало семь сторож первого разряда, в том числе Святогорская, Бахмутская и Айдарская. В сентябре 1565 года крымский хан Давлет Гирей с многочисленным войском начал переправу через Донец. Донецкие казаки вовремя обнаружили неприятеля, и уведомили в пограничные города, что хан везет на телегах тяжелые пушки. Под Болховым татары были разбиты, было взято много пленников.
Кроме всего, в обязанность казачьих отрядов входило сопровождение русских и заграничных послов, следовавших из Руси в Крым и обратно.
Каждому московскому послу было поручено просить на Донце казаков разведывать степь, стараться узнать более, что происходит у турок и татар.
Султан и крымские ханы бесконечно жаловались царю и просили унять своих казаков.
Постоянно совершенствовавшаяся организация станично-сторожевой службы способствовала более частым выходам окраинного населения на промыслы в Дикое поле.
Еще в 1546 г. путивльський воевода Троекуров сообщал в Москву: «В настоящее время, государь, казаков на Поле много: и черкащан, и киевлян, и твоих, государевы, вышли, государь, на Поле со своих украин».
Система оборонительных мероприятий на юге, сложилась из двух основных элементов: сторожевой и станичной службы, а так-же засечной черты.
В 1596 году, как свидетельствует о том запись в "Разрядной книге 1475-1598 гг.","...государь царь великий князь Федор Иванович всея Руси посылал на поле на Донец на Северской Чугуева городища и иных городовых мест по Донцу и по иным рекам смотреть, где государю города поставить».
Московское правительство, в южных степях, строит ряд военных городов: Воронеж в 1586 г., Белгород, Елец, Оскол, Валуйки в 1593 г., Цареборисов в 1598-1600 г. В нововыстроенных городах были размещенные сильные гарнизоны, которые в тесном взаимодействии со сторожами и станицами пристально следили за передвижением татарских ватаг и в случае потребности препятствовали им нападать на окраинные города и села.
Но еще задолго до строительства крепостей, «от лет царя Ивана Васильевича даже», как сообщает летописец, здесь существовало русское население, представлявшее большей частью конгломерат всех сословий, включая беглых крестьян и ссыльных преступников. «И егда кто от злодействующих осужден будет к смерти, и аще убежит в те грады польския и северския, то тамо да избудет смерти своея».
Обитатели «Дикого поля» занимались охотой, рыболовством, скотоводством, пчеловодством, сбором дикоростущих плодов и ягод.
«Воровськие», казаки бродили в Диком поле и грабили как донецкие сторожи, так и своих же побратимов.
Кроме татар, донским казакам приходилось вступать в стычки с шайками казаков, которые не пошли на русскую службу и промышляли набегами и грабежами. О них пишет Карамзин, что продались они ляхам и состояли на службе у Батория.
В 1580 г., в донесении о сторожевой службе говорилось: «Стоять сторожевым председателям... на донецких сторожах не мочно. Громят их черкасы на урочных местах, а укрыться им такими людьми не мочно». В приказе царя Бориса Годунова 1600р., воеводам Б.Бельскому и С. Альфереву о строительстве города Цареборисова говорилось: «Когда экспедиция прибудет на место, послать у окрестности служилых людей и повелеть прибыть в город атаманам и лутчим казакам, живущих в своих угодьях по Донце, Осколу и их притонам, и сказать им, что царь пожаловал тем реками Донцом и Осколом, и со всеми речками, которые упали в Донец и Оскол, велел отдать им донецким и оскольским атаманам и казакам, безданно и безоброшно, государю бы донецкие и оскольские атаманы служили и вестей проведывали».
Большое значение в станичной и сторожевой службе придавалось личной инициативе,людей, предоставленных в основном своему собственному разумению и ловкости, на широких степных просторах, при постоянной опасности оказаться перехваченными татарами.
Документы XVI столетия свидетельствуют о существовании в то время Изюмской сторожки, наблюдавшей за бродами через Донец. Здесь сторожевую службу несли по очереди жители Путивля, Рыльска и других городов.

Филарет Гумилевский упоминает что Бишкин Черкасский еще в 1571 году охраняем был русскими станичниками.
Географическим документом, описывающим бассейн реки Сев. Донец была "Книга Большому Чертежу", написанная в разрядном приказе 1627 году. В книге подробно описаны географические объекты -- реки и выделяющиеся на обычном фоне для путешественника ориентиры, в том числе и городища. Даны и расстояния между ориентирами, что позволяет привязать объекты по карте и на местности.
А выше Донецкого городища, с правой стороны, впала в Уды речка Харькова, от городища с версту; а в Харькову пала речка Лопина.

ЗАСЕЧНАЯ ЧЕРТА
В 1638 году производилось восстановление и исправление старых засек и различных, дополняющих их, сооружений, которые, несомненно, устроены были еще в XVI веке.
Засечная черта, «сраставшаяся десятилетиями, если не веками», сомкнулась «в связную и сплошную систему» в 60-х годах XVI века. Предполагается, что объезд «украинных мест» царем Иваном Грозным в 1566 г. был связан именно с окончанием больших работ по формированию сплошной засечной черты.
Главное сооружение засечной черты -- лесные завалы. В поймах рек, должны были воздвигаться надолбы.
Строились и другие инженерные сооружения, земляные валы и рвы и, наконец, остроги и башни с воротами, которые непременно ставились в местах, где засеку пересекала дорога и вообще в наиболее открытых и опасных местах.
Засечная черта не только механическое препятствие, преодолевая которое конный татарский отряд должен непременно потерять некоторое время, но и рубеж, к которому стягиваются силы для боя с татарами.
В 1555 г., после неудачной битвы при Судьбищах, в 150 верстах южнее Рязани, сражение с татарами разыгрывается затем во второй Линии у засеки, где воевода Басманов «наехал в дуброве коши своих полков и велел тут бити по набату и в сурну играти и к нему съехалися многие дети боярские и боярские люди и стрельцы, тысяч с 5, 6, и секлися».
Леса, в которых располагались засеки, объявлялись заповедными. Запрещалась их порубка и прокладывание через них дорог, кроме тех, которые были на учете у воеводы и ограждались острогами и башнями.

ОБРАЗОВАНИЕ СЛОБОДСКОЙ ОКРАИНЫ
russ_ykr.jpgС 1636 г. начинается сооружение «Белгородской засечной черты», по окончанию которой в 1678 г., она складывалась с 25 городов-крепостей, соединенных между собой земляным валом и целым рядом многообразных укреплений. Эта укрепленная линия протягивалась на 300 верст от Ворсклы к Дону. Центральным пунктом этой линии был город Белгород, 5 городов находилось к западу от него, 19- к востоку.
Начало массового заселения Дикого поля положили участники казацко-крестьянского восстания против польских захватчиков 1637-1638рр. под проводом Павлюка и Острянина. После поражения восстания большой отряд повстанцев в 865 сабель под проводом гетмана Якова Острянина (Яцка Острици) перешел на территорию современной Харьковщины и в 1638 г. на Чугуевом городище учредил город Чугуев.
В грамоте Разрядного приказа тульскому воеводе в августе 1638 года говорится, что пришедших с Острянином «… велим устроить на Чугуеве городище всех в одном месте, и по вашей мысли в одном месте устроить их мочно, для того, как они будут блиско Муравске сакмы, и нашему делу чаять прибыльнее и от татарского приходу остерегательнее».
Для строительства крепости в Чугуеве из Белгорода, Курска, Оскола были присланы служилые люди во главе с Максимом Ладыжинским.
Чугуев становится базой для освоения незаселенных земель в западном, южном и восточном направлениях.
В марте 1638 г. путивльський воевода докладывал в Москву, что «ежедень на государев имя» прибывают украинские переселенцы. Дороги, которые вели из Правобережной и Левобережной Украины в Дикое поле были переполнены переселенцами.
Польское правительство и шляхта на Правобережье всячески пытались помешать переселению. Гетманы и казацкая старшина выступали тоже против стихийного неразрешенного переселения и чинили всевозможные препятствия.
На свободные земли Дикого поля переселялись и русские служивые люди и крестьяне, которые убегали от своих помещиков из центральных уездов государства.
Наблюдается продвижение донских казаков на запад и их расселение по С. Донцу и его притокам.
В царской грамоте от 17 июня 1651р. воеводам пограничных городов приказывалось принимать на вечное проживание переселенцев и оказывать им всевозможную помощь.
«Чтобы въезжим черкасам ни вот каких людей налогов и убытков никаких не было и лошадей и всяческие животные в черкас никто не отнимал и не крал, и самим воеводе к черкасам держат ласку и привет доброй, чтобы черкас жесточью в сомненье не привести».
Местные воеводы должны были присматривать за органами местного самоуправления. Белгородський воевода был старший среди окружающих воевод и потому все Слободские полки сначала были приписаны к Белгородского полку и по военным делам были подчинены Белгородскому воеводе.
Обычно, поселенцы писали челобитную о поселении, как это было, к примеру, при основании поселка Малиновка в 1652 году. «Пришли на Чугуев на Государственное имя из Литовския стороны города Груна Черкассы» пять человек и просили дозволения, которое и получили.
Если же селились без согласования, как это произошло в районе Балаклеи, где русская стража стояла с XVI века, то происходило примерно следующее.
Служилые люди сначала докладывали царю: «На речке Балаклее и у колодезей Черкассы стоят станами и пасеки строят и всякими промыслами владеют».
На что царь отвечал: «ты б к тем Черкассам послал служилых людей конских, и велел сказать, что Чугуевские земли и всякие угодья искони века нашего Царского Величества Московского Государства…»
Известно, что сила фаланги в ее порядке, из двух сил побеждает та, у которой оказывается более высокий уровень организации. Стихийная сила не может ей противостоять, поэтому многочисленная татарская орда все-таки должна была уступить четко спланированной организованной системе защиты южных рубежей московского царства. Тяжелая и опасная работа проводимая на протяжении столетия оплаченная потом и кровью тысяч служилых людей дала свои плоды. И впоследствии это позволило создать необходимые условия и приютить некогда отделенную татарским нашествием ветвь русского народа. Стихийный поток, хлынувший под руку государеву в XVII веке, нашел защиту в четко организованной государственной военно-административной государственной системе.
В данном случае полякам чтобы нанести ущерб новым поселенцам пришлось бы идти на международный конфликт. Ведь они требовали выдать первых жителей Чугуева, которых они считали своими беглыми холопами и даже грозились организовать нападение на город, но не решились.
Прошлое фундамент настоящего, хоть историческая реальность и не доступна нам в полной мере, но это не значит, что она объективно не существует и искажать, ее, во всяком случае, сознательно не следует. Ведь никакое строение на ложном основании долго не устоит и настоящее не превратится в светлое будущее без учета исторических реалий.

Председатель Харьковской областной общественной организации "Русь Триединая"

Сергей Моисеев


КАРТА СХЕМА0_843e8_3ad6990d_L.jpg

Для изображения на прилагаемой карте системы сторожевой и станичной службы взят конкретный момент, а именно начало 1570-х гг. Выбор его объясняется, во-первых, наличием ряда актов 1571 г., обязанных своим происхождением работе, проведенной в этом году приказом М. И. Воротынского, во-вторых, несомненным эффектом, который дала эта работа. К этому следует добавить, что позднее» начиная уже с 1574—1575 гг., когда преемником Воротынского становится боярин Н. Р. Захарьин, и потом при царе Федоре, в связи с возникновением целого ряда городов на юге, производится значительная перестройка системы.
Карта наглядно показывает, с какой густотой располагались все перечисленные средства наблюдения в бассейне Донца, пересекая здесь основные татарские шляхи.

 

О конференции в Харькове

http://odnarodyna.org/content/harkovshchina-510-let-russkogo-edinstva