ListenSeeDo - Разработка сайтов, лендинг-страниц, интернет-магазинов!
Русь Триединая - Духовные корни Великой Отечественной
Поиск

mkjiuhygtbv.jpg60 лет назад отгремела Великая Отечественная война. До сих пор историки, поисковики, специалисты уточняют с каждым разом все более возрастающие цифры катастрофических потерь, понесенных Советским Союзом 20..., 25..., свыше 30 миллионов человеческих жизней унесла самая страшная в истории война...
Что все же случилось? Почему произошла эта страшная война? Какие движущие силы привели в движение маховики этого чудовищного злодейства? Полные ответы на эти вопросы история хранит от людей, пытающихся вникнуть лишь в сущность политических, экономических и иных вполне материальных причин, не задумываясь о сакральных, таинственных, сокрытых Божиим промыслом мотивах войны.

А ведь война — это не только «продолжение политики», но и следствие, результат той политики, проводимой государством. Отвечает ли эта политика задачам, возложенным на народ Творцом? И если нет, то наказание за отступление от Бога будет неотвратимым и неизбежным! Потому что существуют духовные законы развязывания войн и конфликтов. Итак, как же нам разобраться все же в понимании вопроса «как и где ковалась наша Победа?» Где ее реальные истоки? Их ведь периодически искали то в Кремле, то на Малой Земле. То в гениальности Сталина, то в необычайной стойкости советского народа, верного учению марксизма-ленинизма и т.д.
Недаром говорят: история — это политика, опрокинутая в прошлое.
Бациллы атеизма, богоборчества сумели победить организм некогда духовно крепкого русского народа и тогда случилась самая настоящая катастрофа. Добровольно отвергнув благодать в виде Богом данного Государя, русский народ получил самый кровавый режим в своей многовековой истории. Страшно подумать, народ уничтожал сам себя! Как здесь не ужаснешься, читая проклятия Бога неверному народу своему: «Если же не послушаете Меня и не будете исполнять всех заповедей сих, Обращу лице Мое на вас, и падете пред врагами вашими, и будут господствовать над вами неприятели ваши, и побежите когда никто не гонится за вами. В ярости пойду на вас и накажу вас в семеро за грехи ваши. И будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть» (Лев.26:14,17-18,28-29); «Убойтесь меча, ибо меч есть отмстит ель неправды, и знайте, что есть суд» (Иов 19:29); «Если умножаются сыновья его, то под меч; и потомки его не насытятся хлебом» (Иов 27:14); «Дети твои погибнут от голода, ты падешь от меча, города твои будут разрушены, и все твои падут в поле от меча» (3 Езд.15:57); «Послан на вас меч и кто отклонит его?»
Войну предвидели и предчувствовали многие из тех, кому это положено в силу служебных обязанностей. Никакие ухищрения политиков, политические сделки, подковерные схватки и пакты о ненападении не могли предотвратить то, что было решено на небесах.
Немало знамений было явлено русскому народу с призывом к покаянию. Записи об этом хранятся в архивах РПЦ и святоотеческой литературе, собранной, например, в книге «Россия перед вторым пришествием».
Перед самым началом Великой Отечественной войны одному старцу Валаамского монастыря было откровение: он увидел Божию Матерь, святого Иоанна-Крестителя, святого Николая-Угодника и сонм святых, которые молили Спасителя, чтобы Он не оставил России. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, развращенность нравов, упадок веры и благочестия, что невозможно больше терпеть эти беззакония. Все святые с Богородицей продолжали со слезами молиться и наконец Спаситель сказал: «Я не оставлю Россию».
В другой раз он увидел, что Божия Матерь и святой Иоанн-Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Спаситель снова ответил: «Не оставлю Россию». В третий раз он увидел как Божия Матерь одна стоит перед Сыном своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: «Вспомни, Сын Мой, как я стояла у Креста Твоего», — и хотела встать на колени перед Ним. Спаситель остановил ее и сказал: «Не надо. Я знаю, как Ты любишь Россию и ради слез Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню».
Между тем о том, что война будет именно с немцем, также предупреждали святые Отцы. Иеросхимонах Аристоклий Афонский, еще в 1918 году пророчествовал: «Германия оправится от революции и, по повелению Божию, немцы войдут в Россию и спасут ее, но в России не останутся и уйдут в свою страну... Германия понесет свою кару в своей земле. Будет разделена».
Не секрет, что 1941 год приходился на пик «безбожной пятилетки», в которую по планам Советского руководства, планировалось уничтожить оставшиеся храмы. А на 22 июня был спланирован взрыв Храма Рождества Богородицы в Путинках. Да и война началась в день Всех Святых в земле российской просиявших. Терпение Сил Небесных похоже действительно кончилось.
22 июня 1941 года Митрополит Московский Сергий, тогдашний фактический глава Русской Православной Церкви, написал и разослал по всем приходам обращение. Он благословил «всех православных на защиту священных границ нашей Родины», настойчиво напомнил им о долге следовать примеру святых вождей русского народа — Александра Невского и Дмитрия Донского. Подчеркивал, внушал, что повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона, что «жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудив его пожертвовать благом и цельностью Родины, кровным заветам любви к своему Отечеству». И в заключение выразил твердую уверенность, убежденность: «Господь нам дарует победу!».
Однако до победы еще было очень далеко. Страна по большому счету стояла на грани катастрофы. Иначе, как разгромом Красной Армии, происходящее на фронтах с начала гитлеровской агрессии назвать сложно. Это очень неприятно признать, но это факт. Пятимиллионная по численности к началу войны Красная Армия, к декабрю 1941 года потеряла 9/10 всей военной техники и вооружения, хотя имела ее перед войной в 5 раз больше, чем противник. Лишившись в самом начале войны почти всего авиационного парка (более 800 самолетов), имеющая численное преимущество в живой силе, Красная Армия тем не менее терпела поражения и отходила на Восток, оставив в плену в общей сложности четыре миллиона солдат и офицеров с 80 генералами. Потери, которые несла Красная Армия, выглядят просто катастрофическими. Соотношение погибших советских солдат к оккупантам просто ошеломляюще: до 10:1. (В войсках величайшего православного богобоязненного генералиссимуса А. В. Суворова, громившего врага, кстати, почти всегда меньшими силами, потери, например в альпийском походе были 1:75 в его пользу!). При этом надо учесть и тот факт, что Красная Армия вела оборонительные бои на своей территории, а это означает, что она имела, согласно азбучным истинам стратегии и тактики, как минимум трехкратное преимущество в расходе сил и средств по сравнению с армией противника, ведущей стратегическое наступление.
Но люди, не зная что делать, терялись, отступали, не дождавшись решения командования. Массовые для Красной Армии были и сдачи в плен. (В войне 1812 года сдач в плен среди русской армии практически не было!). Выхолощенная из советского общества и ее армии Душа, не могла быть замененной ничем.
Героизм — это свойство духовное, личностное. Как могло быть в армии и обществе то, с чем усиленно боролись не одну пятилетку, т.е. с личностью, с Духом, «который живет, где хочет» и никак не может по своей сути быть «марксистско-ленинским», потому что Он — Дух Божий!
Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молитвенники в то время и в самой России. Однако промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны был избран друг и молитвенник за нее из братской церкви — митрополит Гор Ливанских Илия. После обращения патриарха Александра он стал еще горячее молиться за спасение России от погибели, от вражеского нашествия. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушал пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с возженной лампадой. Каждое утро ему приносили сводки с фронтов о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток такого молитвенного труда явилась в огненном столпе сама Божия Матерь и объявила, что избран он для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет. «Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и из тюрем, должны начать служить. «Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда — сдавать нельзя, пусть вынесут, — сказала Она, — чудотворную икону Казанской иконы Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанской иконой нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, ты должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».
Сам Верховный Главнокомандующий был растерян и подавлен происходящим.
За его принятым решением все же остаться в Москве и возглавить оборону столицы (а вопрос надо ставить именно так), стоит интересный факт тайного посещения им в октябре 1941 года Св. блаженной старицы Матроны (Никоновой). Блаженная сказала ему: «Красный петух победит. Победа будет за тобой. Из начальства один ты не выедешь из Москвы».
Матушка подолгу и усердно молилась за Россию. «Духовно находилась вместе с бойцами в окопах, помогала нашим фронтам». Сбылось в дальнейшем и еще одно ее пророчество, укрепившее тогда многих. О том, что враг не возьмет и Тулы, которой враг стремился овладеть любой ценой.plokijuhygtvf.jpg
Не меньший молитвенный подвиг в период Великой Отечественной войны нес другой святой угодник Божий Преподобный Серафим Вырицкий, который подобно Св. Серафиму Саровскому тысячу дней и ночей стоял он на камне в саду, слезно моля Богородицу спасти Россию. Он так же пророчествовал о приближавшейся войне, называя точную ее дату. Старец прямо сказал явившимся к нему фашистам в сентябре 1941, когда враг рвался к северной столице: «Ленинград вы никогда не возьмете. Мы — православная держава. Вера сейчас гонится, но через короткое время Церковь снова возродится».
Сталин колебался недолго. Да и выбора у него по большому счету не было. Есть свидетельства, недавно опубликованные в печати, что он заходил в Богоявленский собор Кремля, куда, согласно повеления Богородицы, была доставлена икона Казанской Божией Матери, где в одиночестве молился.
По другой версии, Сталин «призвал к себе в Кремль духовенство для молебна о даровании победы» перед иконой Божией Матери Тихвинской.
Как бывший семинарист, он не мог не понимать силы покаянной молитвы. А каяться Иосифу Виссарионовичу было в чем. Но разве мы не знаем насколько милостив Господь?
Именно в это время, Сталиным, скорее всего, и принимаются исторические решения об отказе от идеологической пустышки коммунизма и интернационализма, и делается решительный поворот в сторону здорового патриотизма, духовных корней нашей Родины. Александр Невский, Димитрий Донской, Александр Суворов — эти славные имена национальных героев вновь появились на наших знаменах. Гитлеровский генерал Гейнц Гудериан в своих мемуарах отмечал, что одной из важнейших причин победы Красной Армии было обращение к историческим национальным традициям. Вызвав к себе митрополита Ленинградского Алексия I, местоблюстителя патриаршего престола, митрополита Илию, Сталин почти в точности исполнил завещание старца. Из тюрем и лагерей были выпущены тысячи священников, открыты более 20000 православных храмов, духовные семинарии, академии.
Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и по одной версии, которую поддерживает и архимандрит Кирилл (Павлов) сам митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) облетел на самолете вокруг города, окропив его Святой водой. Фашисты так и не смогли пройти дальше этого периметра.
После Ленинграда Казанская икона находилась в Богоявленском Соборе Кремля, откуда в дальнейшем ее перевезли в Сталинград. А Москву защитила другая чудотворная икона — Тихвинская, которая находится в данный момент в Храме Ее имени, что в Сущеве. Вокруг Москвы чудотворная икона была обнесена самолетом. И не просто самолетом, а ИЛ-2, пилотируемым личным пилотом И. Сталина, впоследствии маршалом авиации Александром Головановым.
Сопровождали Чудотворную икону православный священник и три женщины — певчие.
Еще более чудесным (иначе не назовешь!) является факт освобождения 9 декабря 1941 года (т.е. на следующий день после облета! — Р.И.) города Тихвина Ленинградской области. В этом районе немцы сосредоточили большие силы: до пяти дивизий и еще несколько частей. У командующего 4-й армией Волховского фронта генерал армии К.А. Мерецкова, действовавшего на этом направлении, было лишь минимальное превосходство над противником в пехоте и артиллерии (без должного колличества снарядов). Однако противник при этом значительно превосходил его в танках. Должного обеспечения наступления, как мы уже выяснили, проведено не было. Начатое 19 ноября 1941 года контрнаступление вскоре фактически выдохлось. «Первые дни наступления были характерны тем, что почти на всем фронте боевые действия приобрели форму встречных боев: противник не просто с необычайным упорством и ожесточением оборонялся, но сам повсюду переходил в контратаки». И вдруг, 9 декабря, противник «поспешно отступает, бросая обозы, технику, сжигая склады с продовольствием, боеприпасами и горючим».
Кого испугались немцы? Вот как на этот вопрос отвечает писатель Николай Блохин, которому рассказали интересную историю участники так называемого освобождения Тихвина, упрятанные позже властями в спецпсихушку. Два танка КВ-1, имея задачей совершить разведку боем, заплутав в снежной пурге, выскочили на окраину, а затем и в центр города, не встретив сопротивления противника, да и самих немцев. Дислоцированный в городе штаб 27-й полевой дивизии 16-й армии вермахта был пуст. На улицах наблюдается брошенная военная техника. Местная жительница объяснила им, что немцы в страхе бежали, напуганные будто бы наступавшими по фронту двумя танковыми дивизиями русских и засвидетельствовала явление Божией Матери, как раз над разрушенным монастырем. Командующий германской армией, генерал-оберст Эрнст Буш, действительно дал команду своим войскам спешно отходить, так как сразу восемь командиров его передовых частей доложили ему о приближающейся танковой армаде русских.
Подобных примеров необъяснимых с чисто военной точки зрения событий, имеется в отечественной истории немало.
«Господь сделал то, что стану Сирийскому послышался стук колесниц и ржание коней, шум войска большого... И встали и побежали в сумерки, и оставили шатры свои и коней своих, и ослов своих, весь стан, как он был, и побежали, спасая себя» (4-я Цар., 7:6-7).
Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Старагородского) архимандрит Иоанн (Разумов) рассказывал: «В день Богоявления 19 января 1943 года митрополит Сергий возглавил крестный ход на Иордан. Это были дни решающих боев за Сталинград, и Владыка особенно горячо молился о победе русского воинства. Неожиданная болезнь заставила его слечь в постель. В ночь на 2-е февраля 1943 года Владыка, пересилив свой недуг, попросил меня помочь ему подняться с постели. Встав, он с трудом положил три поклона, воссылая благодарение Богу. Когда я помогал ему снова лечь в постель, митрополит Сергий сказал: «Господь воинств, сильный в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом». Утром радио передало весть о разгроме немецких войск под Сталинградом.
Пока советская власть приглядывалась к Церкви, оценивая, насколько надежным союзником она является, последняя начинала принимать все более масштабное участие в судьбе страны. Во-первых, Церковь проводила активную деятельность в тылу. Во-вторых, многие ее члены непосредственно принимали участие в боевых действиях. Православные военнослужащие, находящиеся на театре военных действий, составляли собой «Церковь фронта».
Как известно, атеистов на передовой не бывает. Тяжелый ход войны, крах идеологических установок большевизма и ежеминутная угроза гибели не могли не способствовать распространению среди красноармейцев веры. Свидетельства об этом имеются в достаточном количестве, однако, массовый характер они не носят. Причиной того служат прежде всего сокрытие «неудобных» фактов советской историографией. Кроме того, сами красноармейцы старались не афишировать свою веру, в силу глубокой интимности религиозных чувств, а также опасаясь преследования со стороны власти.
Тем не менее, религиозное пробуждение коснулось всей армии — от рядовых бойцов до генералитета. О вере последних мы знаем гораздо больше, в основном из воспоминаний очевидцев. Так, начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников носил на теле образ свят. Николая. Маршал Г.К. Жуков всю войну возил в штабной машине Казанскую икону Божией Матери.
Сотни священнослужителей, вернувшихся к началу войны из лагерей, были в общем порядке мобилизованы в армию. Так, будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен, в миру С.М.Изверков, начал свой боевой путь в должности заместителя командира роты. Архим. Алипий (Воронов) впоследствии — наместник Псково-Печерского монастыря, воевал четыре года, оборонял Москву, был несколько раз ранен и за свои подвиги отмечен несколькими государственными наградами. Будущий митрополит Калининский и Каширский Алексий (Коноплев) служил на фронте пулеметчиком, воевал до 1943 г. (после чего вернулся к священнослужению) и был награжден медалью «За боевые заслуги».
Даже государственные органы отмечали то мужество, которое проявляли клирики на полях сражений. В докладе Г. Карпова секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецову приводились конкретные примеры: священник Ранцев награжден орденом Красной Звезды, протодьякон Зверев и диакон Хитков — каждый четырьмя медалями. Но самым ярким примером отваги верующих людей является «дом Павлова» в Сталинграде. Командир разведгруппы, до войны — простой монах, сержант Павлов с подчиненным ему подразделением занял известный дом и несколько месяцев возглавлял его оборону. Хотя архимандрит Кирилл (Павлов) тоже сражался в Сталинграде в чине сержанта, но командиром пулеметного отделения 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева, 58 дней оборонявшим знаменитый Дом специалистов, был другой сталинградский сержант — Яков Федотович Павлов.
В прежние времена каждый школьник знал об этом Доме ... 13 сентября немцы обрушились на центр Сталинграда. 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева чудом удалось приостановить рвущегося к Волге врага, всего в нескольких сотнях метров от берега, на площади имени 9-го Января. Когда выдалась передышка, обратили внимание, что на нейтральной полосе остался темно-серый Дом специалистов. Время от времени оттуда доносились автоматные и пулеметные очереди.
Решено было послать разведку. Выбор пал на сержанта Якова Павлова. Вместе с ефрейтором В.С. Глущенко и рядовыми А.П. Александровым и Н.Я. Черноголовым сержант отправился к дому. Там, в подвале, где укрывались местные жители, разведчики встретились с санинструктором Дмитрием Калининым и двумя ранеными солдатами.
Немцев в доме тоже было пока немного. Перебираясь из одной квартиры в другую, с этажа на этаж, разведчики выбили фашистов. Дом специалистов считался одним из самых престижных в Сталинграде. В нем жили руководители промышленных предприятий и партийные работники. От дома прямая дорога вела к Волге. Как на ладони просматривались из дома и немецкие позиции. Оценив обстановку, сержант Павлов решил, что уходить из этого дома нельзя. Рано утром разведчики приняли первый удар врага. Почти два месяца, пятьдесят восемь дней штурмовали немцы Дом Павлова и так и не смогли взять его.
Это, конечно, чудо...
Германская армия, легко прошедшая многие тысячи километров, захватившая десятки стран, застряла перед обыкновенным четырехэтажным домом на сталинградской улице, так и не сумела пройти последних метров, ведущих к Волге. «Как несокрушимый бастион, Дом Павлова стоял на пути врага, защищаемый лишь горсткой советских воинов, — писал потом генерал А.И. Родимцев. — Он стал символом стойкости и мужества защитников Сталинграда».
Дом Павлова не устоял бы без твердой веры его защитников.
В те самые сентябрьские дни, когда всей мощью своих армий немцы навалились на Сталинград, защищал город на Волге и другой сержант — Иван Дмитриевич Павлов.polimjunhygtfrde.jpg
Был он на два года моложе героического однофамильца, но боевой путь его оказался длиннее, потому что начался еще на Финской войне. И, как и Яков Федотович в Доме на площади 9 Января, Иван Дмитриевич тоже нашел свою судьбу в развалинах сталинградского дома. Иван Дмитриевич поднял из груды кирпичей разбитую книгу, начал читать ее и почувствовал, как вспоминал он потом, «что-то такое родное, милое для души».
Это было Евангелие
Иван Дмитриевич собрал все его листочки вместе и больше уже не расставался с найденной Книгой. Так начался его путь к Богу.
«Когда я начал читать Евангелие — у меня просто глаза прозрели на все окружающее, на все события... — рассказывал потом он. — Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся...» Иван Дмитриевич дошел до Австрии, участвовал в боях на озере Балатон, а в 1946 году, когда его демобилизовали из Венгрии, приехал в Москву.
«В Елоховском соборе спрашиваю, нет ли у нас какого-нибудь духовного заведения. «Есть, — говорят, — духовную семинарию открыли в Новодевичьем монастыре». Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергий Савинский, радушно встретил меня»...
Так вчерашний сержант и стал семинаристом.
После завершения семинарии он учился в Московской Духовной Академии, и в 1953 году принял монашеский постриг.
Духовную Академию в 1954 году заканчивал уже не Иван Дмитриевич Павлов, а иеромонах Кирилл.
Вся жизнь архимандрита Кирилла оказалась связанной с Троице-Сергиевой лаврой. Архимандрит Кирилл стал духовником всей братии главного монастыря России.
Именно старцу Кириллу исповедовались ныне покойные патриархи Алексий и Пимен. Сейчас он — духовник Алексия II.
Про архимандрита Кирилла рассказывают немало чудесного. Некоторые восторженные паломники утверждают, к примеру, что сами видели, как во время молитвы он поднимается над землей. Но если подобные утверждения можно списать на специфику паломнического восприятия, то страждущие, которым он помог добрым советом, вразумлением и молитвою — это объективная реальность. К старцу Кириллу идут, когда никто другой уже не в силах помочь. И старец помогает.
Про свое боевое прошлое старец предпочитает не говорить. — Это осталось в той жизни, — отвечает он докучливым собеседникам.
Мало кто знает, что только Героями Советского Союза в Сталинграде стало трое Павловых.
Их роль в победе над оккультным рейхом глубоко символична, само имя Павла напоминает нам о том, что война — это зримое выражение извечного противоборства духовных сил.
Лишнее подтверждение тому есть и в новейшей истории. Среди фамилий героев-десантников, ценою своих жизней перекрывших путь чеченским бандитам в Аргунском ущелье значится и фамилия младшего сержанта Ивана Геннадьевича Павлова.
Конечно же, в любой войне исключительную роль играет полководец. Сталин поручал Жукову самую ответственную работу. Похоже он догадался, что Георгий Константинович оказался в тот момент единственным избранником Божиим, который должен был спасти Отечество. Но кто прорек ему это избранничество? Ныне, мы имеем ответ на этот вопрос. Ему была предсказана эта его необычная и ответственная роль, очевидно при посещении им ныне прославленного в лике святых Оптинского старца Нектария (Тихонова). Старец Нектарий, имевший от бога дар прозорливости, увидел особый Промысел Божий над Георгием Жуковым, тогда относительно молодым еще человеком, командиром полка. Счастлив человек, который познал эту волю и последовал ей.
Помощь Божия не оставляла наше войско и в дальнейшем. Есть масса свидетельств очевидцев чудесных явлений и знамений в ходе Курской битвы и танкового сражения под Прохоровкой (в день Петра и Павла). В битве за Кенигсберг, а также множество других удивительных случаев.
И сама победа, совпавшая с днем Георгия Победоносца и белый конь, скинувший Сталина и понесший на параде победы истинного триумфатора Георгия Жукова. Об этом мы уже писали.
Но мало кто знает, что в августе 1947 года в Советский Союз Сталин пригласил митрополита Илию. Сталин побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные владыкой, сбылись.
Тогда же правительство наградило митрополита Илию Сталинской премией именно «за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны». От премии старец отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: «Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне», — сказал митрополит Илия. Посетил владыка и Ленинград, где, обращаясь к верующим во Владимирском соборе, рассказал, как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему: — «Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад своих».
Но и сегодня все решает дух людей, их вера. В тиши монастырей вновь творится неусыпная молитва за весь народ, за каждого из нас. В открывающихся и сохранившихся обителях, иноки вновь отмаливают Россию, врачуют души, открывают волю Божию о путях нашего спасения, избавления Родины от беды».
Из откровений Иоанна Богослова явствует, когда мир будет управляться одной силой — это будет приход Антихриста. Получается, уже несколько раз мир мог быть порабощен одной силой, но на пути этого несокрушимой стеной стояла православная Русь.
Многими знамениями отмечены и наши времена. Все силы врага рода человеческого брошены на то, чтобы поделить Русь политически, духовно а затем уничтожить.
Так будет ли возрождение?
«Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе...», — говорил преподобный Серафим Саровский.
Эти и другие предсказания святых старцев внушают мысль о спасении, о прощении Богом православной Руси. Но «надо много умолять Господа о прощении, каяться в грехах и бояться творить и малейший грех, а стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес, а у Бога весы точные. И когда и малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость свою».

 

Михаил Спасский

Архив газеты "Тайны века", Харьков, 2005