ListenSeeDo - Разработка сайтов, лендинг-страниц, интернет-магазинов!
Русь Триединая - ПРОФЕССИЯ ДВОРЯНИН
Поиск

451px-Гендриков_И.С.jpgСлобода Рубежная — на левом берегу Донца. Заселение её черкасами, происходило вместе с Салтовом. Она отделяется от него только валом, или рубежом, почему и называется Рубежной. По Чугуевским бумагам, Рубежная упоминается уже в 1660 г. В ней жили большей частью неслужащие казаки, доставлявшие содержание крепости Салтовской. Подаренная Шафирову и скоро опять взятая в казну, Рубежная пожалована была Екатериной I Гендрикову, и при графе Иване Симоновиче Гендрикове была уже так многолюдна, что в ней было три храма. Из них деревянный Петропавловский, в 1833 году, с переселением части жителей, перенесен в слободу Петропавловку; другой деревянный – Рождества Христова, с приделом Святителя Николая, за ветхостью разобран. Каменный храм, построенный графом Гендриковым, освящен в честь Успения Богоматери в 1769 году, а позже освящены два придела.


В 1745–1761 г.г. духовным управителем по Салтовскому округу был протоиерей Рубежной Кирилл Емельянович Жибокрицкий, владевший хутором близ Салтова.
В нашей статье главным образом пойдет речь о Графе Иване Симоновиче Гендрикове родном племянник императрицы Екатерины I по линии матери - Христины Скавронской.
Его жизнь и судьба яркий пример прямодушного без выгадывания служения Отечеству. Трудами таких дворян, понимавших жизнь как форму ответственного служения строилась Россия.
Окончив Шляхетский кадетский корпус в 1736 г. Гендриков выпущен в Воронежский пехотный полк, находившийся в то время в составе миниховской армии, и семнадцатилетний капрал сразу попал в тяжелую обстановку боевой жизни. Его полковым командиром был принц Гольштейн-Бек. С весны 1737 г. начался труднейший и изнурительнейший поход: армия двигалась в страшную жару по выжженным степям, страдая от заразных болезней и бескормицы.
Только 30 июня армия приблизилась к Очакову. Воронежский полк находился в составе «1-й колонги», бывшей под начальством генерал-лейтенанта Бирона. В ту же ночь начаты были осадные работы, а на другой день в 6 часов утра началась горячая перестрелка; на рассвете 2 июля большая часть города уже пылала. «Колонга» Бирона, в которой находился Иван Гендриков со своим полком, совсем уже было приступила к городу, но была остановлена настолько глубоким рвом, что спускавшиеся в него люди не могли оттуда вылезти. К счастью, пожар в городе принял такие размеры, что зарево его навело панический страх на турок; они повернули назад, и, в свою очередь, большая часть их стала жертвою русских штыков. В 11 часов пополуночи на одном из бастионов турки выбросили белое знамя и прислали к Миниху янычарского офицера с просьбою о суточном перемирии. Но было уже поздно. Гусары и казаки ворвались в крепость с морской стороны, и сераскер (Сераскер-главнокомандующий турецким войсками в Османской империи) опять прислал к фельдмаршалу парламентера, но уже с мольбою о пощаде...
Капрал Иван Гендриков вышел невредимым из этого тяжелого похода и геройской осады Очакова, участвуя с частью в рядах Воронежского полка «на очаковском приступе, в баталиях и акциях». Он был произведен в сержанты, а спустя некоторое время — в прапорщики.
После Очакова Миних только в мае 1738 г. переправился со своим штабом во главе армии через Буг. 26 июля аккерманский султан во главе турецких сил встретил нашу армию, обессиленную изнурительной стоянкой и походом, у Днестра и стал ее окружать. Миних отступил и на время прекратил этот «днестровский поход». Юный прапорщик Гендриков, вероятно, проявил немало стойкости и мужества в этом походе, а также искусства «при делании шанцов, також во многих посылках и партиях», так как фельдмаршал, скупой на награды, «поздравил его подпоручиком», хотя не прошло и года со дня производства его в прапорщики.
Затем Гендриков участвовал и «на баталии Ставучанской, с которой пришли к Хотину». Ставучанский лагерь, воздвигнутый турками по дороге к Хотину, как известно, был ими укреплен тройным ретраншементом, батареями, вооруженными 60 пушками и мортирами каждая; к тому же с правой стороны лагерь этот был защищен непроходимым лесом, впереди болотом, слева буераками и горами, а сзади Хотинской крепостью. После ожесточенного сопротивления лагерь этот сдался могучему натиску русских, потерявших в этом деле не более ста человек, тогда как потери турок были огромные. 19 августа сдался Хотин, 28 и 29 августа армия перешла Прут и углубилась в Молдавию, встречая на своем пути покорность, обилие фуража и припасов. С этого времени служба Гендрикова становится все более и, более самостоятельной, и ответственной. Ему дают разнообразные поручения и командировки...
Турецкая кампания кончилась.xsdcfg8u7y6t.jpg
Таким образом Гендриков после почти трехлетней исключительно боевой жизни очутился снова в Петербурге, в кругу близких людей и родни. Во время его отсутствия произошли важные события в русской государственной жизни: смерть Анны Иоанновны, провозглашение немецкого младенца Иоанна Антоновича императором, регентство Бирона, его свержение, правление Анны Леопольдовны, захват власти всяким немецким сбродом, глухое движение в народе против этого иноземного наплыва и, наконец, Шведская война.
Весь 1741 год в Петербурге прошел в глухой борьбе между правительством Анны Леопольдовны и цесаревной Елизаветой Петровной, в знаменательную ночь на 2-е ноября 1741 г. русский народ в лице преображенцев заявил свой протест против наглого хозяйничанья в России разного европейского сброда в форме решительного действия, завершившегося провозглашением Елизаветы Петровны императрицею. Принимал ли непосредственное участие в этом действе Гендриков — неизвестно, но, зная его родственную близость к цесаревне, ее расположение к нему и его семье, можно с уверенностью предположить, что он был из числа «немногих кавалеров», собиравшихся у цесаревны в «малейшие консилиумы» за несколько дней до переворота.
25 апреля 1742 г., в день коронации, семейство Гендриковых, конечно, не было забыто: старший из Гендриковых — Андрей, его брат Иван и сестры их Марфа и Мария Симоновны были возведены в графское достоинство. Мария, любимица императрицы, будучи 17-летней девушкой, была назначена статс-дамой; Андрей был пожалован камер-юнкером; Иван был переведен в Преображенский полк с чином капитан-поручика.
18 июля 1744 г. граф Иван был произведен в бригадиры и назначен камергером великой княгини Екатерины Алексеевны, недавно прибывшей в Россию, будущей великой русской государыни.
Служба Ивана Симоновича Гендрикова при малом дворе, была проникнута глубокой преданностью великой княгине, что само по себе было делом далеко не легким ввиду того сложного и запутанного положения, в котором очутилась юная принцесса по прибытии своем в Россию. Граф Гендриков, будучи человеком весьма небольшого образования и далеко не утонченного воспитания, но верный и преданный слуга, к тому же богатый опытом и знанием придворной жизни, умудрялся вовремя предостеречь и своим добрым советом удержать великую княгиню от неосторожного слова или шага.
В 1747 г. императрица Елизавета жалует Ивану Симоновичу орден св. Анны; в том же году 5 сентября, в день своего тезоименитства, оказывает ему высокое отличие, назначив его подпоручиком Лейб-кампании. Одновременно с зачислением в Лейб-кампанию граф Гендриков был произведен в генерал-майоры; с 1750 г. вплоть до раскассирования Лейб-кампании Петром III 21 марта 1762 г. заведовал ею в качестве помощника графа Алексея Разумовского.
Вступление Екатерины на престол сразу поставило Гендрикова на видное место среди придворных. В 1762 г. он сопровождает императрицу в Москву для коронования; среди коронационных развлечений он принимает императрицу в своих Пруссах. По случаю восшествия Екатерины на престол он получает 2956 руб. 50 коп. и 22 августа — 4807 руб. 70 коп.
Лейб-кампанцы, принявшие участие в возведении на престол императрицы Екатерины II, были награждены «пожалованием в кавалергарды». 5 июля императрица повелела И.С. Гендрикову быть шефом «при учреждаемом вновь Кавалергардском корпусе». 11 июля граф Гендриков представил императрице несколько докладов, относящихся к организации корпуса, причем за основание им была принята организация корпуса 1726 г. императрицею Екатериной I.
Немало трудов положил граф Гендриков в 1762 г. при учреждении Кавалергардского корпуса. Особенное усердие проявлял он в деле материального обеспечения бывших лейб-кампанцев и представлял государыне их прошения.
В 1764 г. императрица пожелала дать кавалергардам новое устройство и обмундирование, которое вполне соответствовало бы назначению кавалергардов быть избранной стражей при лице императорском.
17 марта Гендриков и Орлов представили всеподданнейший доклад.
24 марта императрица конфирмовала этот доклад, написав на нем: «Быть по сему». 2 апреля Гендриков представил новый доклад о постройке на казенный счет вседневного обмундирования предписанным чинам.
Этим обрывается деятельность Ивана Гендрикова по Кавалергардскому корпусу. 30 декабря 1764 г. был подписан императрицею следующий указ Сенату об увольнении от службы графа Гендрикова: «Генерал-аншеф граф Иван Гендриков, в поданном нам прошении прописывая, что он по причине умножившегося на нем великого долгу не в состоянии себя содержать здесь без крайнего себе разорения, просил нас для поправления домашнего его состояния об увольнении его из службы. Мы, входя в его и многочисленной его фамилии обстоятельства, особливо же уважая всегдашнюю его к нам усердную преданность и верную службу, всемилостивейше на его прошение снисходим, увольняя его от всех дел, и на оплату долгов его жалуем ему 30 тыс. руб.».
Вот парадокс может быть не совсем понятный современному читателю как можно находясь на гос. службе не заниматься умножением капиталов? Ведь сейчас это в порядке вещей.
Иван Симонович Гендриков умер 5 мая 1778 г. и похоронен в сооруженном им в 1769 г. храме в слободе Рубежной, Волчанского уезда, Харьковской губернии.
Надпись на надгробии в Предтечевском приделе Успенской церкви: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь. На сем месте положено тело Его Сиятельства Высокопревосходительного Генерал-Аншефа графа Ивана Симоновича Гендрикова, который отыде сего временного века на вечное блаженство от создания мира 7286 году, а от Рожд. Христова 1778 г. мая 5, в субботу по полудни в 1 часу, на 60 г. рождения своего. Службу Великим Государям продолжал: сперва был в армии в Турецких походах, а на конце при Императорском Дворе камергером и кавалергардского корпуса шефом, за усердную службу от Государей своих высочайше был жалован и был благочестив, ко всем благосклонен и оказывал всем свои благодеяния и в просьбах милостив, сию же церковь соорудил своими трудами и своим коштом в 1769 году».
Род Ивана Симоновича дал Харькову много достойных людей которые верой и правдой служили престолу Российскому.
Особо стоит выделить Анастасию Васильевну Гендрикову.
Родилась в семье графа Василия Александровича Гендрикова и Софии Петровны Гагариной в 1888 году. В 1910 году назначена фрейлиной императрицы Александры Фёдоровны.
После ареста царской семьи поехала вместе с нею в ссылку в Тобольск, а затем в Екатеринбург. После убийства Романовых перевезена в Пермь. Убита там, в ночь с 20-го на 21 августа (3 сентября). Причислена РПЦЗ к числу мучеников православной церкви.
Храм Успения Пресвятой Богородицы в селе Рубежное Волчанского района, построен в 1769г Генерал-аншефом графом Иоаном Симоновичем Гендриковым, разрушен большевиками-богоборцами в 1930 г.
В прошлом церковные владения располагались на шестидесяти сотках. Единственное, что осталось на этом месте с того времени – небольшое неприметное строение. В этом здании когда-то находилась церковная сторожка, здесь жил дьякон с семьей. Построенная еще 240 лет назад, ее стены и потолок до сих пор сохранились в хорошем состоянии.

 

Ныне храм возрождается
Настоятель иерей Вячеслав Солоха.

Архив газеты "Русь ТРиединая", Харьков, 2011