ListenSeeDo - Разработка сайтов, лендинг-страниц, интернет-магазинов!
Русь Триединая - ПЕРВОЕ ВОССТАНИЕ ТОВАРИЩ АРТЕМ ОРГАНИЗОВАЛ В ДОМЕ ДЛЯ ДУШЕВНОБОЛЬНЫХ
Поиск

imag82134665es.jpg10 марта 2011 г. на Харьковском Городском совете совместно с архитекторами города была выработана концепция возвращения площадям Харькова их исторического облика. Об этом голова Харьковского горсовета Г. А. Кернес сообщил следующее, — «…Мы будем стремиться навстречу возрождению исторического облика Харькова!» — и тут же дал свое согласие на реконструкцию площади Конституции (прежнее название - Николаевская площадь) и площади Восстания (до 1925г.- Конная площадь).

Конная площадь одна из старейших площадей нашего города. На ней когда то располагалась ярмарка, ипподром, фабрика фосфорных спичек, небольшое кладбище при Свято-Духовском храме, две школы для детей рабочих завода «Гельферих-Саде» Епархиальное женское и Уездное мужское духовное училище. На территории примыкающей к церкви стоял скромный дом семьи протоиерея Сергия Перцова.
Но после приказа:
"...1 мая 1919г. №13 666 /2
Председателю В.Ч.К. тов. Дзержинскому Ф. Э.
УКАЗАНИЕ
«В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Совета народных комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией.
Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно и как можно больше!
Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.»
Председатель В.Ц.И.К. Калинин Председатель Сов.нар.кома В.И.Ленин(Ульянов)
Протоииерей Сергий был расстрелян большевиками 5 июня 1938г., практически через год после уничтожения Свято-Духовского храма, который даже в богоборческие времена советской власти имел самый большой приход в Харькове (более 50 000 прихожан, что в несколько раз больше, чем кафедральный Благовещенский собор).
В Советское время Конную площадь переименовывают, в «Площадь пролетарского восстания». На ней установили стеллу в честь событий декабря 1905 года. «На этой площади 12(25)декабря 1905г. под руководством большевика Артема (Ф.А.Сергеева) состоялся бой восставших рабочих города с царскими войсками», — гласит надпись на этой гранитной плите. Но было ли это восстание на самом деле действительно пролетарским — многие харьковчане просто не знают. И тем более не помнят, что за товарищ Артем его организовал. Чтобы разобраться в этом историческом факте обратимся к первоисточникам -- Харьковским газетам того времени – «Южный край» и «Губернские ведомости» за декабрь 1905 г. и к воспоминаниям самого тов. Артема (Сергеева Ф.А.) «Пять лет» (1922г.)1276545516656.jpg
«В 1905 году Я поднял восстание в Харькове на Сабуровой даче, где поймать меня не удалось, — так описывает свой подвиг в те дни Артем в сборнике мемуаров «Пять лет» (1922 г.), — я скрылся, но меня поймали в Перми лишь 8 марта 1907 года»… - ( и более ничего!). Из этих воспоминаний следует, что «пламенный революционер» поднял это «восстание» не на Конной площади, а …на Сабуровой даче, где он скрывался от полиции под видом «душевнобольного» потому, что провести те самые «вооруженные массовые беспорядки» на той самой площади, рабочие завода сельхозмашин «Гельферих–Саде» «подвыпившему дебоширу Артему сотоварищами» устроить не позволили, поскольку шел Рождественский пост. Жандармам поймать его в тот день так и не удалось, — вот и занесло его на территорию психбольницы, где товарища Артема (настоящее имя Федор Андреевич Сергеев) спрятала его знакомая фельдшерица Базлова.
Газета «Южный край» описывала это так: «Беспорядки эти выразились сначала в предъявлении служащими целого ряда требований об улучшении материального положения, отказе от работы в больнице впредь до выполнения требований и, наконец, в насильственных действиях над старшим врачом Якоби, который был вывезен на тачке и брошен в грязь. Во главе движения стоял неизвестный человек, называвший себя Артемом Тимофеевым. У «неизвестного», — читаем дальше — и у 18-ти его ближайших соратников из числа персонала (хорошо, что не из пациентов!) родились требования о создании (на трезвую голову такого и не придумаешь) — «Временного правительства Сабуровой дачи». «15 декабря в помещении Губернской земской управы под председательством князя Голицына происходило совещание врачей больницы. На это собрание явился некий Тимофеев Артем, попросив слова вне очереди, он обратился с речью к присутствующим, призывая их присоединиться к вооруженному восстанию. Указывая на московское восстание, предложил немедленно приступить к сбору пожертвований.»
Вот вам и «Союз меча и орала» в чистом виде! С одним отличием: в денежном выражении проект товарища Артема оказался менее успешным, чем у его литературного героя Остапа Бендера. Благодаря снисхождению профессуры Сабуровой дачи к своему пациенту, жандармам его в тот день не выдали, ограничившись «препровождением Тимофеева в больничную палату». Но сыскная полиция уже наступала товарищу Артему на пятки и как-то под вечер им все же удалось добраться до него. В больнице начался переполох. «Я Артема одела и положила к одному душевнобольному, — вспоминала фельдшер Базлова при допросе, — но Артем боялся больного». Тогда девушка отправила капризного «пациента» в другое отделение, где пациенты были менее буйными.
Из окруженного полицией « Лечебницы для душевно больных» на следующее утро конспиратор все же бежал во время прогулки в калошах и пижаме, при этом прихватив чужой паспорт.
В архивах «Харьковского охранительного отделения сохранилось» донесение о ходе событий в Харькове и непосредственном участии в них Артема:
«Справка из дела Харьковского Отделения о неизвестном лице, принадлежавшем в 1905 году к Харьковской социал-демократической организации, в которой он известен был под кличкой Артем, оказавшийся в действительности Федором Андреевичем Сергеевым.»
«Организовав забастовку служащих «Сабуровой дачи» Артем как представитель от служащих выступал в заседаниях Губернской земской Управы, назвав себя агентом партии социал-демократов, которому поручен район паровозостроительного завода и Сабуровой дачи. В интересах ареста «Артема», скрывавшегося на «Сабуровой даче», в ночь на 21 декабря распоряжением Генерал-губернатора поручено было полиции произвести обыск на Сабуровой даче, причем, заметив наряд полиции, Артем скрылся в палате душевнобольных, что подтвердила тогда и прислуга, указавшая его пальто, калоши и шапку, висевшие на вешалке. Вещи эти признаны агентами Отделения за принадлежащие Артему, в которых его видели 12 декабря на Конной площади во время беспорядков. Опознание Артема среди больных было невозможным, и сделанная в этом направлении попытка грозила бунтом всех больных, набрасывавшихся на агента Отделения, пытавшегося пройти по палатам, и Артем остался не арестованным. Факт пребывания его в числе больных был установлен позже и Врачебным Инспектором. Таким образом, из города Харькова «Артем» скрылся».272px-Fyodor_Sergeyev.jpg
Как пишет в своей статье историк Э. Зуб («Вечерний Харьков,, № 7.11.2007г. «Дважды премьер-министр») «…товарищ Артём имел весьма отдалённое отношение к рабочему классу. Он родился в семье управляющего помещичьей экономией в с. Глебово Курской губернии. Получил хорошее образование в Екатеринославском реальном училище и поступил в Московское высшее техническое училище. Но в феврале 1902-го, был арестован и исключён из него – за революционную деятельность. Вскоре, юношу выпустили и он сразу же уехал в Париж, где стал заведующим ресторана, а заодно – слушателем эмигрантской общественной школы политических наук.
В апреле 1903-го Сергеев вернулся для революционной работы в Екатеринослав (ныне — Днепропетровск) – на железную дорогу. Устроился помощником машиниста, проводя агитацию против царизма. Тогда же стал членом РСДРП (б).
В январе 1905-го Сергеев Ф.А., принявший партийную кличку «Артём», приезжает в Харьков и после вышеперечисленных событий в декабре 1905 г., он бежит от полиции на Урал, оттуда в Корею, через Китай в Австралию и Новую Зеландию, затем пароходами снова в Россию (не правда ли, на одну зарплату помощника машиниста не наездишься).
Летом 1917 Артем вновь приезжает в Харьков, где вновь стремиться совершить очередную авантюру на оборонных заводах нашего города и опять безуспешно, но это уже другая история. А что касаемо пролетарского восстания, на Конной площади в декабре 1905г., то все те же Харьковские пролетарии сами пресекли попытку беспорядков и поспособствовали тому, чтобы провокаторы поскорее убрались восвояси. Это и товарищ Артем подтверждает в своих мемуарах «Пять лет»: «… к сожалению из-за несознательности рабочих масс, восстание не удалось».07-20211.jpg
Но вернемся к «Возрождению исторического облика Харькова».
В «Путеводителе по г. Харькову» за 1902 г. говорится: «Строительство Церкви Сошествия Святого Духа, на Конной площади началось - 6 июня 1848 г. Освящена она была 12 декабря 1854 г.
"По площади пространства, занимаемого приходом, самый большой их всех приходов города, вследствие того, что к приходу причисляются еще хутора: Шевченко, Рыжий и Клеменова.»
В газете «Южный край» от 03.06.1890г.сообщается: «На колокольню храма поднят 494 пудовый колокол отлитый на Московском заводе. Построен храм на деньги прихожан знаменитым Епархиальным архитектором Ф.И.Даниловым автором сохранившихся сегодня в Харькове церквей Петра и Павла на Журавлевке, Пантилеймоновской на Клочковской и Иоана Богослова на ул. Котлова.
Сегодняшняя реконструкция бывшей Конной площади, по моему мнению, далека от исторического облика. По изрытому траншеями скверу носятся бульдозеры выворачивая из земли кирпичи фундамента и растаскивают по аллеи напольную керамическую плитку Свято-Духовского храма, отлитую к стати на первом в Харькове и на Юге России фаянсовом заводе Э. Бергенгейма ( обрусевшего финна и родного дяди Карла Маннергейма-- русского генерала, героя 1-й мировой войны, монархиста, а в впоследствии регента и 6-го президента Финляндии). Но страшнее всего находить в глиняных отвалах кости, hram1_sv_dyha.jpgвыброшенные землекопами, вероятнее всего из могил старого кладбища… дай Бог, чтобы я ошибался! От чего же не воссоздать величие разрушенной в 1937г. церкви, а тратить бюджетные деньги на ремонт уродливого подземного перехода и установку лавочек перед входом в метро или строительство за 700000 евро «Комнаты страха» в парке им. Горького!
И если уж в городской казне действительно не хватает средств, чтобы «придать Харькову его исторический облик», то, думаю, что найдутся в нашем городе не равнодушные люди, которые, как и их славные предки, готовы пожертвовать средства на восстановление православной святыни на Конной площади.

Юрий Червяк ХООРС «Память Державы»

Архив газеты "Русь Триединая", Харьков, 2011