ListenSeeDo - Разработка сайтов, лендинг-страниц, интернет-магазинов!
Русь Триединая - ПОД ЗНАМЕНЕМ ПЕТРА
Поиск

228506.jpgБитва под Полтавой, обстоятельства, которые ей предшествовали изучены, описаны, а ныне переписаны с полярной точки зрения. (С тех пор Иван Мазепа появился на десятигривенных купюрах.)
Тем не менее, как и раньше, так и теперь, здесь остаются «белые пятна». Одно из них бой у села Городное (ныне Краснокутский район Харьковской области).
Этот бой по масштабу уступает Полтавскому, но значимость его отнюдь не ниже. Здесь есть на что обратить внимание.
Как известно, Карл ХII мечтал повторить подвиги Александра Македонского, и гетман Мазепа умело играл на честолюбии юного короля. «Мазепа сказал мне, — рассказывал А. Гилленкрок, участник похода, передавая слова короля, — что Азия недалеко отсюда. А мы должны туда идти, чтобы сказать: мы были в Азии». Возможно, что движение шведского короля на Слобожанщину оказалось обусловленным не только соображениями стратегии, но и спровоцировано игрой на его погоне за славой.


Мазепа обещал поднять на Петра всю Украину, но в действительности на сторону Карла с гетманом перешла лишь незначительная часть казаков. Остальные отнеслись к шведам как к захватчикам. Когда Карл осаждал Полтаву и силы оборонявшихся были уже на исходе, один из жителей предложил сдать город. За одну эту мысль возмущенные горожане отвели его в церковь причастили, исповедали и забили камнями. Сам Карл плененный заманчивыми обещаниями Мазепы впоследствии признавал, что его погубил украинский гетьман.
Но вернемся к летописи. Бой у села Городное состоялся 9 февраля 1709 года. Шведы небольшими отрядами рыскали по округе в поисках продовольствия и возле Городного столкнулись с русскими силами. Король был уверен в победе. Он имел под рукой 500 всадников, 8 польских хоругвей, полк одного из приспешников Мазепы, пеших воинов (численность этих сил images.jpgв источниках не указана). Тактику определила самоуверенность. Карл ХII приказал расставить свои силы на русских флангах, чтобы никто не убежал, когда он одержит победу. В результате сам попал в засаду, понес потери, бежал, спрятался на какой-то мельнице, просидел в страхе ночь, но, получив подмогу, успел уйти. Не здесь ли родилось, а под Полтавой было вполне прочувствовано понятие — «русский страх»? И более того, бой под Городным остановил дальнейшее движение шведов в глубь Слобожанщины, планировавших взяв Харьков и Белгород, выйти к Москве. После Городного шведы предпочли другой вариант — они отошли к Полтаве.
Мстя за поражение, шведы обрушили на местных жителей невиданные в то время репрессии. Король, рассказывают участники похода, приказал собрать в Красном Куте женщин и детей, чтобы гнать их вслед за армией, а город сжечь. Ужаснее всего было смотреть на маленьких детей, которые должны были идти со своими матерями по глубокому, мокрому снегу, доходившему лошадям до брюха. «Это, — вспоминал очевидец — привело к такому плачу и крику, что и камень мог бы от того расстроиться...»
Таким образом, победа под Городнею ковала Полтавскую битву и спасла восточную часть Слободской Украины и сам Харьков от шведского нашествия.
Но вот наступил час решительной битвы, Петр хотел подождать подкрепления из Чугуева, но Карлу донесли об этом, и он решил не медлить и напасть первым. Оба монарха обратились к своим воинам с последними воодушевляющими словами.
Понимая, что на кону судьба народа, Петр говорил горячо и искренне: «Воины! пришел час, который должен решить судьбу отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную веру нашу и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, яко непобедимого. Имейте в сражении перед очами вашими правду и Бога, а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе для благосостояния вашего».
Карл XII также объезжал войска свои, говорил с офицерами, но в духе завоевателя, он напоминал им одержанные победы и приглашал их на пир в шатрах московского царя. «Он приготовил нам много кушанья, говорил Карл, идите же завтра туда, куда ведёт вас слава!».
Карл сильно страдал от раны на ноге, и эти страдания увеличивались ещё нравственным угнетением, так как его мнимые друзья не оказывали ему активной помощи. Карл увидел, что напрасно ожидал помощи от своих союзников. Не теряя, однако, присутствия духа, Карл ободрял свои полки, внушал веру в свои силы и победу. Обратившись к генералу Шпарру, Карл сказал: «Поздравляю вас с должностью московского губернатора».
И двинул свои полки в атаку.
В бою царь Петр подвергал себя опасности, на него со всех сторон сыпались пули. Одна пуля попала ему в седло, другая повредила шляпу, а третья повредила крест, висевший у него на груди. Но не смотря на это могущественный царь несся вперед: опасность не страшила его, царственный полководец не щадил себя и десница Всевышнего хранила его, чтобы спасти Россию, и наказать гордость Карла, полагавшего стать Александром, но не нашедшего в Петре Дария.
Через пол часа упорного боя шведы были отбиты. Тогда русские полки, не разрывая общей своей линии, охватили шведскую армию справа и слева.
Петр летал по всему фронту своей армии, с одного фланга на другой и воодушевлял каждого.

 

Его глаза
Сияют, лик его ужасен,
Движения быстры... Он прекрасен, —
Он весь как Божия гроза.

Напишет впоследствии Пушкин.

Это и был тот знаменитый Полтавский бой, который решал участь двух армий и двух народов, в котором на весы судьбы были брошены все силы и средства двух северных титанов, бой, в котором возможен был выбор только между победой и смертью. В эту историческую, роковую минуту, когда все слилось в хаос стонов смерти, огня и дыма, судьба, казалось, искала своего избранника, чтобы на челе его начертать торжество победы и на вечные времена сохранить для грядущих поколений память.

poltavvsk_bitva_d_850.jpg
Во время этого страшного боя, ядром были разбиты носилки Карла, и раненный король упал на землю. Между шведами тот час разнесся слух, что король убит; полками овладело замешательство.
Напрасно Карл XII приказывал поднять себя и посадить на скрещенные пики, напрасно обращаясь к своим солдатам: «Шведы, шведы...» Напрасно в бессильной ярости он скрежетал зубами, бился головой и стучал больной ногой вокруг себя, он только видел полное расстройство, когда-то победоносной армии.
Бой шел отчаянный. Русские стояли с одинаковым мужеством, пехота билась на штыках, а на флангах кипело горячее кавалерийское дело. Груды трупов покрывало поле сражения, и кровь лилась с обеих сторон. Шведские полки перемешались, и солдаты бросились расстроенными толпами назад, русские рубили направо и налево забирали в плен знамена, офицеров, генералов и целые батальоны солдат. Победа была полной. Беспримерное мужество шведского короля не могло уже воодушевить его редеющие полки. Под Карлом пали две лошади в качалке. Из 24 драбантов, окружавших его осталось в живых только трое.
Возле Карла был убит историк его походов генерал Адлерфельд. И со смертью его как бы оканчивалась история шведского короля. Увидев бегущих шведов, Карл лишился чувств. В беспамятстве его посадили на лошадь, но и эта лошадь была убита. Тогда спас короля тяжело раненный Гиерта, отдавший ему свою лошадь: «Спасите только его!» Вскричал Гиерта, со слезами поцеловал руку короля, и тут же пал под ударами казаков.
Короля едва увезли с поля сражения. Так закончился Полтавский бой сокрушительный для шведов.

Семен Авербух, историк